Мир-Пиано

Switch to desktop Register Login

Подбитый строй или забитые колки - какой ужас!

В реальности это не ужас, а вполне закономерное и малоопасное явление.

Те, кто хотя бы раз консультировался с настройщиком при выборе пианино, наверняка слышали следующие пугающие выражения: «подбитый строй», «забитые колки», «маленький запас строя» или «нет запаса на колках» и тому подобное. Действительно, это важный момент, а порой и самый главный, если выбирается совсем недорогой инструмент. Рассмотрим этот вопрос повнимательней.

Если по-умному, то колки – это вирбели. Но оставим столь мудреные понятия профессионалам в жарких дискуссиях, сами же разберемся в сути дела.

Итак, что такое «строй» у фортепиано? Вот он:

virb1 virb2 virb3

Вот эти самые три блока колков (как правило, в виде трех блоков, реже в виде двух), которые несложно обнаружить, всего лишь подняв верхнюю крышку пианино. На каждый из этих колков (вирбелей) закреплены и натянуты струны. Общее давление струн очень велико и исчисляется тоннами. Поэтому крайне важно, чтобы колки «держали строй». То есть, на колок закреплен верхний край струны (так же, как и на гитаре, скрипке, арфе и подобных струнных инструментах), и она натягивается посредством вращения колка по часовой стрелке при помощи специального настроечного ключа.

virb4

Сам колок вбит обычным образом в деревянную основу сквозь отверстие в чугунной раме. (Основа эта называется вирбельбанк, то есть место, куда устанавливаются вирбели). Они, колки, не вкручиваются на резьбе, как может сложиться впечатление, а именно вбиваются тяжелым молотком либо вдавливаются специальной машиной, если речь идет об изготовлении нового фортепиано на фабрике. После забивки, будь то на фабрике на новом инструменте или при ремонте на не новом, на колке оставляется так называемый «запас строя».

 virb5 virb6

Это расстояние от намотки (витков) струны на колке до стенки, которой является поверхность чугунной рамы. Это расстояние от намотки (витков) струны на колке до стенки, которой является поверхность чугунной рамы. 

virb7

Для чего это делается?

Пока «строй» в порядке, колок вращается при помощи настроечного ключа очень туго. Это обеспечивает что струна не будет «съезжать», то есть ее натяжение остается максимально длительным и постоянным, что обеспечивает удержание настройки фортепиано на одном нужном уровне. Это достигается за счет крайне плотной посадки колка в дереве вирбельбанка, который находится за чугунной рамой.

Но данное положение вещей, естественно, не вечное. Со временем, как правило, по истечении нескольких десятилетий, «строй» становится уже не таким крепким. Натяжение струны начинает разворачивать колок в противоположном направлении и струна «съезжает». Как следствие, нарушается настройка пианино.

Для удобства снова сравним с гитарой. Вы настраиваете гитару, подкручивая колки, которые, после того как вы нашли идеальное звучание, замирают на месте. Но представьте, если вы натянули струну посредством колка, убрали руку, а колок взял и развернулся в обратном направлении, и струна ослабла. Гитару стало настроить невозможно.
Но давление струн на сжатие в гитаре и давление в фортепиано несопоставимы по силе. В последнем, повторимся, оно исчисляется тоннами. Ну и, конечно же, в гитаре шесть, иногда семь струн, а в пианино больше двухсот.

Идем дальше.

И вот, когда колок перестает держать, как раз здесь-то нас и спасает этот самый «запас строя». Мы подбиваем колки чуть глубже в дерево, чтобы они снова смогли удерживать натяжение струн. После данной процедуры картина выглядит уже вот так:

virb8

Здесь уже запас строя меньше, явно не заводской, колки подбиты, то есть утоплены глубже. Это особенно заметно на верхнем ряду колков. Как мы видим, расстояние от намотки струны до стенки (поверхности чугунной рамы) сократилось.

Данной подбивки строя хватит на ближайшие несколько лет. Как правило, заводского запаса строя хватает на несколько таких подбивок.

Конечно, в идеале, когда строй ослабевает, нужно вообще заменить все колки на более широкие. Разница в ширине колка исчисляется буквально десятыми долями миллиметра, но этого достаточно, чтобы строй снова стал на несколько десятилетий очень крепким и надежным. Но не всегда у людей есть такая возможность, ведь данная процедура очень недешевая, да и сделать эту работу качественно сможет далеко не каждый распиаренный настройщик. А в случае с роялем настройщики часто могут сделать только хуже, там свои тонкости замены всего строя.

Да и зачем сразу бросаться в дорогостоящий ремонт, если с легкостью ослабший строй можно продлить еще на годы, и это при условии, что на фортепиано будут заниматься.

Как мы видим, данный процесс со строем абсолютно нормальный и вполне закономерный. И даже сам производитель уже на заводе делает достаточно большой «запас строя», чтобы мастера со временем смогли продлить его жизнь. Если бы «подбитый строй» или «забитые колки» являлись бы чем-то ужасным, как часто пугают настройщики, тогда зачем бы фабрики предусмотрительно оставляли этот самый «запас строя»? Именно для того, чтобы, когда будет нужно, подбить строй. В противном случае ни на одном новом инструменте этого запаса не было бы изначально. Но таких инструментов вы никогда не найдете. Запас на новых инструментах всегда очень ощутимый.

И вот тут мы приблизились к одному очень важному моменту при покупке не нового фортепиано, когда вас консультирует настройщик. Он почти всегда заявит: «Какой ужас, здесь подбитый строй! Забитые колки!».

Ужас – это он, а не колки.

К примеру, очень достойному инструменту фирмы Petrof запросто может быть лет 30-40. Как раз подходит время ослабления строя, если уже не подошло. И там самое время этот строй подбить, осадить колки, как часто говорят мастера. Можно и полностью поменять все колки, если у вас есть свободные 30-40 тысяч рублей и гарантированно хороший мастер, а не настройщик-консультант. Но можно и не менять ближайшие годы. И уж тем более не стоит этого делать, если вы хотите немного помузицировать, или ваш ребенок только начал учиться в музыкальной школе. На этот случай «подбитого строя», скорее всего, хватит с лихвой. Более того, «забитые колки» никак не портят инструмент, и их можно поменять тогда, когда запаса строя вообще не останется, ничуть при этом не причинив вреда фортепиано.

Многие (из специалистов и не очень) пакостно заявят, что это непрофессиональный подход!

Отчасти это правда. Но на любой профессиональный подход всегда нужны деньги, и не совсем малые порой. И правда то, что не всегда они у владельцев фортепиано имеются в достаточном количестве.

А еще есть Его Величество Опыт.

Автор статьи (Павлов А. Ю.) много лет был близко знаком с выдающимся фортепианным мастером современности Мельниковым Александром Александровичем. Старым мастерам всем без исключения знакомо это имя. Одних от него трясёт, другие ему кланяются.

Александр Александрович всегда заявлял о своей принципиальной позиции. Она заключалась как раз в том, что не надо с людей выжимать деньги на серьезные дорогостоящие ремонты, когда у них их нет. Ведь инструмент часто еще «можно оживить и загнать в рабочий режим». Мастер Мельников не брался ни за обычные настройки, ни за серьезные капитальные ремонты. Он делал либо сложнейшие регулировки, либо, как сам всегда заявлял, оживлял труп, который еще поживет. Сколько же владельцев фортепиано вспоминали и еще долго будут вспоминать этого замечательного человека и настоящего профессионала самыми добрыми словами. Мы – среди них. Нам, в своё время посчастливилось близко сотрудничать с Александром Александровичем. Он обслуживал и регулировал все наши инструменты, но затем возраст взял свое.

А теперь свое взяла и жизнь. Совсем недавно этого выдающегося мастера не стало. Это большая утрата для мира фортепианным мастеров. С этим удивительным человеком ушел и богатейший опыт, который, похоже, так никто и не перенял.  А как работал Александр Александрович – это песня. Он говорил, что все закончит, к примеру, ровно через шесть часов, клал поблизости свои наручные часы, а дальше гнал на такой скорости, что поражались многие маститые профессионалы и выдающиеся музыканты, которые всегда были в числе его клиентов. Ровно в последние минуты по истечении времени Сан Саныч, как всегда его ласково называли мы, собирал фортепиано. Когда его спрашивали, как ему такое удается, он всегда скромно с улыбкой отвечал: опыт. И тут же добавлял, что если время не установить жестко для самого себя, то такой объем работы можно и на неделю растянуть. Светлая ему память!

Но уйдем с грустной волны, жизнь продолжается, с нами или без нас. Вернемся к «подбитым колкам».

Итак, это более чем нормальный процесс – ослабление строя, к которому так часто цепляются настройщики горе-консультанты.

Откуда же быть заводскому запасу на инструменте, которому столько лет, кто-нибудь из них задумывался? Вряд ли. Они обнаружили невероятный брак и теперь потирают руки, пока покупатель готовит деньги на замену всего строя.

Справедливости ради отметим, что порой на инструментах и более старших все же встречается заводской запас строя, и с настройкой там проблем нет. Это говорит о двух моментах: о качестве инструмента и о том, что инструмент не использовался. Как только начнет эксплуатироваться пианистом, картина быстро изменится.

Консультант важно заявит: зачем же покупать такой инструмент?

Хороший инструмент, хотя бы Petrof, – это уже очень профессионально, покупать стоит. Новый обойдется в 600-700 тысяч рублей, китайская сборка чуть дешевле, но тоже впечатляет, по качеству особенно. А не новый и не игранный от 100 до 200 тысяч в зависимости от модели. Профессиональная замена всего строя, если уже необходима – примерно 35 тысяч. Качество тех лет говорит само за себя. Качество сегодняшнего дня зачастую говорит уже сейчас так, что грустно становится. Не всегда, правда, часто новые фортепиано очень достойные. Вот и весь вывод.

Не нужно пугаться «подзабитых колков», это нормально, других вариантов у нас практически нет, если разумно решили покупать не новое фортепиано. Надо лишь все хорошо проанализировать: марка инструмента, его общее состояние, цена и сумма вложений, чтобы она была разумной, а конечная стоимость выгодной. Если же запаса на колках нет вообще, витки струн вплотную упираются в поверхность чугунной рамы, то сразу нужно брать во внимание, что строй придется менять целиком. Если вас все устраивает, берите смело! Если в инструменте была проведена качественная замена строя, это не минус, а очень большой плюс и отсутствие проблем с настройкой ближайшие десятилетия. Кстати, новые фортепиано, к сожалению, не всегда могут блеснуть таким положением вещей. Когда мы продавали новые фортепиано, мы прямо на них не раз меняли строй сразу же или в ближайший год. И такое случается не редко, но продавцы об этом всегда будут умалчивать по вполне понятным причинам.

Ситуация со строем в роялях идентична.

Желаем вам иметь в кругу своих знакомый достойного и честного мастера! Если вы играете на фортепиано, это необходимо как воздух!

Компания "Мир-Пиано"

 

Перейти к полному списку статей

 

© Компания "MIR-PIANO" All rights reserved. Верстка сайта Алексея Павлова.

Top Desktop version